Чем выделяется атака “Ростова”

Скучно!Интересно! (No Ratings Yet)
Loading...

Принуждение к уважению

Когда год назад «Ростов» стал вторым по итогам осенней части чемпионата, в адрес Бердыева и его команды звучали заслуженные похвалы, но с явно снисходительными интонациями. В ответ на это ростовчане с поразительной легкостью сняли несколько скальпов с фаворитов, и если бы не геройства Акинфеева в последнем туре, футбольная Россия получила бы очередного провинциального чемпиона.

С «Ростовом» стали считаться, но не спешили воспринимать как равного, а от этого Футбол России только выиграл.  Ему предрекали скоропостижный вылет из еврокубков и прочие депрессивные проявления «синдрома второго сезона». Вероятный уход главного тренера и нескольких лидеров только усиливали позиции скептиков. Но все вышло иначе – южане по очереди отделали двух титулованных особ из столиц Бенилюкса, угодив в основную сетку Лиги Чемпионов, а Бердыев остался, чтобы вместе с командой творить историю.

Сконструированный им ростовский танк, где несколько деталей (Новосельцев, Баштуш) почти на ходу пришлось заменять на новые (Мевля, Гранат), хоть и заглох на «Альянц-Арене», но затем едва не привез ничью из Мадрида и цинично проехался по «Баварии», оставив четкий след от гусениц на ее чемпионской гордости.

Отдавая должное крепости брони этого танка, его ударные возможности и конструктивный потенциал заслуживают того, чтобы рассмотреть их во всех технических подробностях. С помощью прогрессивных инженерных методик и алгоритмов, разработанных в рамках «Теории атакующей активности», все матчи «Ростова» в нынешнем сезоне были просканированы, созданные голевые моменты во всех подробностях отсмотрены и расшифрованы, и с полученными результатами я готов вас незамедлительно ознакомить.

Нетипичные свойства

Безусловно, на сегодня «Ростов» является самым нетипичным представителем нашей футбольной элиты. Сравнительно низкая созидательная активность компенсируется превосходной реализацией, которая практически не зависит от уровня соперника и статуса матча.

Бросается в глаза громадный разброс в показателях между домашними и гостевыми матчами. В какой-то мере это можно объяснить тем, что Бердыев, трезво оценивая имеющиеся кадровые ресурсы, сознательно жертвовал некоторыми играми (в первую очередь, как раз выездными), давая передышку лидерам и выставляя полурезервный состав.

За вычетом этих «жертв» (матчи с «Динамо», «Уфой», «Амкаром» и оба матча с «Уралом»), где  «Ростов» практически не угрожал воротам соперника (лишь 1 голевой момент в 5 играх), уровень созидательной активности команды Бердыева составляет 3,7 голевых момента, а средняя результативность – почти 1,6 гола за игру. Для сравнения «зимний чемпион» премьер-лиги «Спартак» сумел забить лишь 27 мячей в 20 матчах нынешнего сезона (в среднем 1,35), при этом не имея в соперниках ни «Баварии», ни «Атлетико», ни даже «Аякса».

Залогом исключительной эффективности в завершении ростовских атак (свыше 42% реализации) является вовсе не пресловутое везение, а качество созданных моментов. Доля высококачественных шансов в общей массе (удары с дистанции 0-6 метров + пенальти) составляет 41% (37 из 90), и более половины из них были реализованы (21 из 37 – 57%).

Для сравнения у «Краснодара» эта доля составляет 27%, у «Спартака» – лишь 22%, и только «Зенит» может похвастаться показателем 44% (что, собственно, и определяет его высокую результативность).

Контратакующий крен и аномалия имени Полоза

Структура общекомандного созидания «Ростова» тоже имеет ряд характерных особенностей:

  1. Налицо выраженный контратакующий крен (доля моментов в контратаках – 42%), который достигается благодаря эффективному использованию элементов коллективного прессинга. Ключевой фигурой при развитии и завершении скоростных атак является Дмитрий Полоз, при участии которого «Ростов» провел 16 результативных контратак из 17 (далее в рейтинге контратакующей продуктивности с заметным отставанием идут Александр Ерохин и Сердар Азмун – 9 и 8 голевых атак с личным участием соответственно).
  2. Острые позиционные атаки в общей массе составляют лишь 28%, причем на осеннем отрезке сезона дончане забили лишь 6 мячей после таких комбинаций (18% от всех голов команды). Интересно, что в 40% случаях первый обостряющий пас игроками «Ростова» отправлялся верхом на дальнее расстояние (не менее 25-30 метров), тогда как, например, у «Краснодара» доля длинных стартапов в позиционке составляет около 20%, у «Зенита» – 12%, а у «Спартака» – лишь 6%.
  3. Важнейшее значение для «Ростова» имеют стандарты (пенальти выносим за скобки), благодаря которым команда генерирует почти треть голевых ситуаций (30%), а основная острота исходит от навесных подач Тимофея Калачева с фланговых штрафных и корнеров (19 моментов / 8 забитых мячей). Для сравнения у «Спартака» доля опасных моментов после розыгрыша стандартов в общей массе составляет 18%, у «Краснодара» – 16%, а у «Зенита» – лишь 11%.

Недозагрузка левого фланга

Что касается векторной составляющей коллективных атак, то здесь наблюдается выраженное преобладание центростремительных сил и некоторый дефицит остроты на левом фланге, где должной активности не проявляли ни Терентьев, ни Кудряшов. Самым активным участником опасных атак через центральную зону является Азмун (19 опасных атак / 9 результативных), однако по продуктивности текущее лидерство за Дмитрием Полозом (18/11).

В качестве пояснения стоит сказать, что центральный вектор в общем случае всегда является доминантным, ведь зачастую включает в себя и промежуточные направления (полуфланги). Но по опыту составления векторных диаграмм баланса атак различных команд, можно сделать вывод, что фланговая активность/продуктивность в диапазоне 20-25% может условно считаться нормой, выше 30% – уже очень хороший показатель, а ниже 15% – свидетельство явного негативного дисбаланса.

Многоходовки – не самоцель

Прямым следствием контратакующих предпочтений «Ростова» является то, что доля острых многоходовок с участием как минимум 4 исполнителей сравнительно невелика (38%) по сравнению с теми же «Краснодаром» (47%), «Зенитом» (51%) или «Спартаком» (52%).

Чаще всего участниками длинных атакующих цепочек, приводивших к голевым ситуациям, в составе команды Бердыева оказывались Полоз (19 из 24 – 79%) и Нобоа (16 из 24 – 67%).

Рывок – и в раздевалку

Глядя на пространственно-временные характеристики ростовской атаки, напрашиваются следующие выводы:

  1. Атакующая активность в первых таймах выше, чем во вторых, что другим ведущим российским клубам абсолютно не свойственно.
  2. Высочайшая эффективность использования голевых моментов на старте каждого из таймов (13 из 24 – 54%). Для сравнения у «Зенита» аналогичный показатель составляет 32%, у «Краснодара» – 29%, у «Спартака» – только 22%.
  3. Сверхпродуктивные 15-минутки на исходе первого тайма, в которых «Ростов» назабивал почти треть всех голов в сезоне (12 из 38 – 31%).

Прессинг как источник креатива

О необычайной важности коллективного прессинга уже было сказано выше, но это тот случай, когда усилить впечатление просто необходимо более наглядной статистикой. Ровно половина результативных атак «Ростова» в этом сезоне была организована после отборов/перехватов/подборов на различных участках поля.

Особенно поражает исключительная эффективность атак после актов принудительного изъятия мяча у соперника на своей трети поля – из 9 таких комбинаций сразу 7 закончились голами. Для сравнения «Зенит» сумел довести до ума 5 подобных атак, «Краснодар» – 3, а «Спартак» – только 2.

Лидерами по успешным отборам, после которых разворачивались острые атаки, являются Калачев и Нобоа (по 6  у каждого), а аналогичные действия Полоза и Ерохина чаще всего приводили к голам (по 3).

О функциональных особенностях и персональных характеристиках членов экипажа ростовского танка, отвечающих за поиск целей, качество наведения и точность стрельбы, а также нюансах их взаимодействия, более обстоятельно и подробно поговорим в следующий раз.

Автор neohotnik