Каким будет Кристоффер Ольссон в Краснодаре

Скучно!Интересно! (No Ratings Yet)
Loading...

Кристофферу Ольссону всего 23, но он уже побывал в системах пяти клубов – «Слейпнера», «Норчепинга», лондонского «Арсенала», «Мидтьюлланда» и АИК. С 11 до 16 лет Ольссон играл за юношеские команды «Норчепинга», но мог оказаться в другой команде – его отец Матс был фанатом «Хаммарбю», из-за чего даже получил прозвище «Байен» (по названию главной фанатской группировки «Хаммарбю»).

Осенью 2014-го «Хаммарбю» вернулся в высшую лигу Швеции, и Ольссон выложил в инстаграм свое детское фото в футболке клуба. Этого совсем не поняли фанаты «Норчепинга» – игроку даже пришлось оправдываться. «Конечно, я фанат «Норчепинга», ведь я играл за него пять лет. Это место, где я вырос, где живут мои друзья и семья. Да, когда мне было пять-шесть, я поддерживал «Хаммарбю» вместе с отцом, но потом все изменилось», – объяснял Ольссон.

Когда Ольссону исполнилось четыре, он оказался в школе «Слейпнера», где работал отец. «С детства я был футбольным ботаником, постоянно играл. В «Слейпнере» все было классно: меня тренировал отец, я чувствовал, что немного лучше других ребят. Через какое-то время папа стал тренером главной команды «Слейпнера», которая играла в третьем дивизионе, и я стал ходить на их тренировки – просто смотреть, как работают взрослые», – вспоминал Кристоффер.

Через шесть лет «Слейпнер» Ольссона-младшего впервые сыграл с «Норчепингом». «Я знал, что они чертовски хороши. В той игре я действительно почувствовал, что есть те, кто лучше меня, и мне хочется играть с ними. Отец посоветовал быть спокойнее и наслаждаться игрой с друзьями, но меня уже было не остановить – я хотел перейти в «Норчепинг», – рассказывал Ольссон.

В «Слейпнере» Крис тренировался только раз в неделю, а в «Норчепинге» количество тренировок увеличилось до четырех. Поэтому сразу после перехода Ольссон понимал, что уступает новым партнерам, но все быстро изменилось – уже через три года его позвали на просмотр в «Челси».

Шведские медиа считали, что юноша сам отказал английскому суперклубу для постепенного развития дома, но через несколько лет Кристоффер опроверг эту красивую теорию: «Меня заметил шведский скаут, который прислал все бумаги, необходимые для просмотра. Мы с семьей были готовы лететь в Англию, но все сорвалось. Человек, отвечающий за молодежные команды «Челси», нам отказал, потому что в тот момент Роман Абрамович заблокировал все процессы, связанные с этим департаментом. Я помню, как мы сидели за столом с мамой и папой. Все долго молчали, и я спросил: «Ну что?». Тогда мне сказали, что я не еду в «Челси». Я расплакался и убежал к себе в комнату».

Через три года Ольссон все-таки переехал в Англию – в декабре 2010-го его пригласили на просмотр в «Арсенал». «Я очень нервничал перед первой тренировкой, но когда мы вышли на поле, понял, что другие не так уж и хороши. Затем мы сыграли против «Чарльтона», я забил, а Лиам Брэйди (легенда «Арсенала», сейчас – глава клубной академии – Sports.ru) сказал, чтобы я вернулся после Рождества».

В феврале 2011-го Ольссон снова приехал в Лондон – и вновь все прошло гладко. Крис качественно отыграл против юношей «Кристал Пэласа». Он понимал, что в клубе им довольны, но все равно не ожидал скорого перехода: «Когда я услышал, что «Арсенал» предлагает мне контракт, я был в шоке и ответил что-то в духе: «Блин, это весело».

За трансфер 16-летнего Ольссона «Арсенал» заплатил «Норчепингу» 300 тысяч фунтов. Через год после переезда в Англию Кристоффер объяснял, чем «Арсенал» привлекателен для молодых игроков: «Тут ты получаешь шанс в главной команде, если ты достаточно хорош – это не похоже, например, на «Манчестер Сити». Там на твою позицию обязательно подпишут более опытного футболиста, даже если ты сам – отличный игрок».

Тренировки в «Арсенале» сильно отличались от того, к чему Кристоффер привык в «Норчепинге»: в Англии молодые игроки 3-4 раза в неделю работали в тренажерном зале, а подготовка к игровым упражнениям уже на поле длилась намного дольше, чем в Швеции. К тому же в «Норчепинге» Ольссон чаще играл в опорной зоне, а в «Арсенале» его перевели на позицию десятки. «Мне больше нравится играть в центре поля, но для этого мне нужно стать сильнее физически и прибавить в оборонительных действиях. Пока я не знаю, на какой позиции могу принести больше пользы: в первый сезон в «Арсенале» я забил два гола, когда играл опорника, но с позиции десятки я отдал 8 голевых передач», – рассуждал Ольссон.

Партнерами Ольссона по юношеской команде «Арсенала» были Эктор Бельерин, Серж Гнабри и Чуба Акпом (который вообще называл Кристоффера лучшим в их команде), а тренером – Стив Боулд, который перед сезоном-2012/13 стал помощником Арсена Венгера. В июле-2012 Ольссон дебютировал за основу «Арсенала» в товарищеском матче с «Андерлехтом» – с тех пор Венгер постепенно привлекал его к тренировкам главной команды.

Летом 2013-го «Арсенал» взял Ольссона в турне по Азии – лондонцы проводили выставочные матчи в Индонезии, Вьетнаме и Японии. Тогда состоялась полноценное посвящение Кристоффера в главной команде: «Я слышал, что на первом ужине новичок должен петь. Я вообще не представлял, что можно спеть, но этот вечер все-таки настал. Все нервничали, Венгер сидел за первым столом. И я спел шведский гимн. Все прошло довольно хорошо, но через пару недель у нас состоялась еще одна вечеринка – на этот раз с фанатами. Они захотели, чтобы мы спели гимны своих стран. Так что шведский гимн я пел дважды», – рассказывал Ольссон.

В том азиатском турне Ольссон даже забил после передачи Томаша Росицки. «Если честно, против нас играла слабая команда, так что играть было несложно. Но на трибунах было 80 тысяч, а ты должен был реализовать момент. После матча фанаты кричали мое имя и просили автограф. Люди хватали меня за футболку, а я просто думал: «Мама, это происходит со мной!». Это было очень круто», – признавался швед.

Правда, закрепиться в «Арсенале» не получилось – всего 1 матч против «Вест Бромвича» в Кубке лиги-2013/14 (Крис реализовал послематчевый пенальти). Летом 2014-го Ольссон отправился в аренду в «Мидтьюлланд», а уже через полгода датчане выкупили полузащитника.

Ольссон дебютировал в молодежной сборной Швеции, а в 2016-м Крис даже стал ее капитаном, но в клубе такого доверия не получал. В чем-то помешал перелом малой берцовой кости, из-за которой хавбек пропустил пару месяцев, в чем-то – стиль датской лиги. «Когда я соглашался на переход в «Мидтьюлланд», в Дании было много хороших команд, которые играли в техничный футбол. В Швеции в то время больше ориентировались на физику. Теперь все наоборот, Дания стала лигой физики, подборов и стандартов. Такой футбол мне не подходит», – рассуждал Ольссон.

Осенью 2016-го 21-летний Крис окончательно превратился в запасного «Мидтьюлланда» – всего 2 игры в старте за три месяца. Ольссона приглашали «Норчепинг» и «Хаммарбю», но датчане, видимо, были не слишком заинтересованы в переговорах. «Я полгода сижу на скамейке, а они не снижают ценник на меня – это очень странно. Я знаю, что шведские клубы на связи с моим агентом, но разговаривать со мной без одобрения клуба нельзя. Ни один шведский клуб не заплатит ту сумму, которую хочет «Мидтьюлланд» – это безумие. Я вижу, что стиль «Норчепинга» подходит под мой стиль, плюс в Швеции я поработаю над своей слабой стороной – физикой. Шведская лига – хорошая альтернатива для меня, но все дело в «Мидтьюлланде», – сокрушался Ольссон.

В январе 2017-го «Мидтьюлланд» все-таки отпустил Ольссона – АИК купил полузащитника за 600 тысяч евро. В Дании Кристофферу так и не смогли найти оптимальную позицию – его использовали опорником, одним из бокс-ту-боксов в тройке центральных хавбеков и даже правым полузащитником. В Швеции определенность с местом на поле тоже наступила не сразу – сезон-2017 АИК проводил с тремя центральными защитниками, а Ольссон располагался прямо над ними.

«Я тяжело привыкал к новой роли, нужно было понять, как играть так, чтобы это приносило пользу АИК, но в то же время я демонстрировал лучшие качества. Когда мы играли против команды из нижней половины таблицы, я легко получал мяч и выбирал направление атак. В таких матчах я реализовывал себя полностью, потому что у меня было много времени, я мог спокойно пасовать вперед даже через середину. Но против сильных команд я не мог так играть, потому что это могло привести к потере. Мне это не нравилось, потому что без риска я не даю команде всего, что могу. Но рисковать нужно правильно», – объяснял Ольссон.

В сезоне-2018 АИК сохранил расстановку с тремя центральными защитниками, но роль Ольссона изменилась. Год назад над ним играли Ишизаки и Блумберг, а прошлой зимой в АИК перешли Энок Аду и Себастьян Ларссон, составившие вместе с Ольссоном новое трио в центре поля. Теперь опорником стал Аду, а Ольссон передвинулся на позицию левого центрального полузащитника.

Шведские медиа обвиняли Ольссона в лени, но Кристоффер нашел логичный ответ на упреки: «Я слышал эти разговоры, я понимаю, что имеют в виду. На самом деле это больше говорит о стиле, чем о качестве. На поле игроки выглядят по-разному, у каждого свой характер движений, свой подход к выполнению передачи. Иногда я выгляжу слишком расслабленным, но дело в не том, что я ленивый или в том, что мне что-то дается легко. Просто у меня такой стиль».

Такой стиль привел Ольссона к титулу лучшего игрока чемпионата Швеции-2018, сборной и приглашению в «Краснодар».

У Ольссона есть личный аналитик

После одного из матчей весной 2016-го полузащитник «Мидтьюлланда» Петтер Андерссон (он сыграл 2 матча за сборную Швеции в 2005-м) раздал остальным игрокам пустые листы бумаги. К тому моменту Андерссон не играл полгода из-за серьезных проблем с коленом, но принимал активное участие в жизни команды. На листке партнеры Петтера должны были написать, почему они вообще хотят играть в футбол, чего хотят достичь и какая мечта у них была в детстве.

Ольссон тогда только восстановился от перелома. «Я говорил себе, что буду играть каждый матч на 100 процентов, буду важным игроком, а через год перейду в клуб посильнее. Вместо этого я стал играть намного меньше, чем до травмы. У меня начались психологические проблемы. Мы начали больше общаться с Андерссоном, он совершенно иначе стал говорить о своей карьере. Оказалось, что в «Гронингене» его, атакующего полузащитника, передвинули в опорную зону, когда травмировались все оборонительные хавбеки. Это принесло пользу команде, но Андерссон потерял возможность перейти в большой клуб – а до этого переход был вполне реален. Я всегда выполняю установку тренера, но работу, которая была у меня в «Мидтьюлланде», могла делать еще сотня игроков. То, в чем я действительно хорош – креатив. Это может максимизировать мой вклад в успехи команды и мою карьеру. Я не могу это потерять, поэтому работа, которую я и Петтер сделали для поиска баланса, дала мне очень многое. Сегодня я чувствую себя гораздо лучше, чем два-три года назад», – рассказывал Ольссон.

Петтер Андерссон и Кристоффер Ольссон

Андерссон подтверждает слова Кристоффера: «На протяжении карьеры я всегда принимал слова других за правду. Я был очень доверчив тому, что люди говорили мне: тренеры, агенты, остальные игроки. То, что было правдой для них, не обязательно было лучшим решением для меня. Думаю, для человека очень важно понимать собственные принципы, решить для себя, что нужно делать и как это сделать правильнее. Я убежден, если бы больше думал о себе во время карьеры, достиг бы всех своих целей как игрок».

Раз в три недели Крис и Андерссон проводят большой разбор. «В основном я обращаю внимание на то, как Ольссон реагирует на ход матча. Последователен ли он в своих решениях, сосредоточен ли, не кажется ли он слишком пассивным. Раньше мы оба видели, что он часто опаздывал с принятием решений. Сейчас он сфокусирован на игре все 90 минут», – объяснял Андерссон. «Когда проводим разбор, мы не решаем, хорошо или плохо я сыграл, а концентрируемся на выполнении целей и областей, которые очертили месяц назад», – поясняет Ольссон.

Андерссон создал компанию «Полная потенциальная стратегия» и разработал приложение для смартфона. В нем игрок фиксирует цели, разбитые на разные категории – краткосрочные, дистанционные. Ольссон не рассказывает о своей главной цели, но в сентябре 2018-го он поделился со шведскими медиа несколькими текущими задачами – например, в их число вошел поиск баланса между атакующими и оборонительными действиями, терпеливое отношение к тренировкам без мяча, личный рекорд по голам за сезон и титул лучшего игрока чемпионата Швеции-2018.

«Когда ты читаешь, это звучит смешно, но на самом деле это помогает. Я могу записать: «Я должен больше забивать». Через три дня после этой записи я вышел на поле и при каждом ударе вспоминал о записи», – отмечал Ольссон.

Логично, что с таким персональным тренером не очень понятно, как Крис выполнял задания тренера АИК Рихарда Норлинга. «Со стороны это может звучать неправильно, я согласен. Ты должен следовать плану игры, но в то же время оставаться верным себе, при этом не стремясь показать, как ты хорош. Мы один раз говорили с Норлингом насчет работы с Андерссоном. Я объяснил, в чем конкретно он мне помогает. Тогда Рихард ответил, что все это звучит классно и мне стоит держаться за Петтера», – признавался Ольссон.

Приложение Андерссона оценил не только Ольссон – контракт с агентством Петтера заключил «Мидтьюлланд».

Чем хорош Ольссон?

«Ольссон – очень умный игрок. Его игровой интеллект позволяет отдавать любые передачи, в том числе через всю оборону соперника. Он всегда в игре – даже когда остальные девять полевых как будто спят. Он слишком умен», – сказал Симон Терн, партнер Ольссона по АИК.

Это абсолютно обычная характеристика Ольссона. «По игре с мячом я не вижу у Кристоффера слабых мест. Он очень устойчив под прессингом, раскидывает мячи по флангам, может отдать передачу между линиями. Отобрать мяч 1-в-1 у него безумно тяжело», – говорил Андерссон.

Ольссон скромно реагирует на похвалу и вспоминает футбольное детство: «Мне трудно оценить, насколько я умный игрок. Возможно, меня считают таким, потому что я смотрел очень много игр с пяти-шести лет. В «Арсенале» мне приходилось больше думать, потому что все были быстрее и сильнее меня – нужно было принимать решения еще быстрее. Сейчас я почти не слежу за кем-то конкретно, но раньше, конечно, у меня были любимчики. Фабрегас, Хави, Санти Касорла – они, как и я, физически не самые сильные игроки. Я смотрел, как они двигаются, куда смотрят при приеме мяча, о чем думают, когда мячом владеет соперник. Наверное, мне это помогает».

Качественную игру Ольссона в чемпионате Швеции оценил главный тренер сборной Янне Андерссон – он поставил Криса в старт на решающий матч Лиги Наций против России. Ольссон не подвел: 71 передача (больше – только у троих шведов), 92% (лучший показатель матча), 33 паса в финальную треть (больше лишь у Люстига), 2 успешных отбора, 3 перехвата (третий результат у Швеции). «Мы предполагали, что Россия будет играть низко, потому что их устраивала ничья. Нам нужен был креативный полузащитник, поэтому я выпустил Ольссона. Говорят, что есть неопытные игроки. Опыт можно получить только через игру», – сказал Янне Андерссон.

Показатели Ольссона в последнем чемпионате Швеции впечатляют еще больше.

Ольссон способен и сам завершить атаку – в сезоне-2018 он забил 5 голов. Кристоффер очень хорошо чувствует момент, когда нужно ворваться в штрафную – четыре из пяти его голов в этом сезоне случились после подключений вторым темпом.

Вместо кого Ольссон будет играть в «Краснодаре»?

Центр полузащиты – точно не самая проблемная зона «Краснодара» при Мусаеве, но совсем непонятно будущее Шарля Каборе. Контракт полузащитника истекает летом 2019-го, он до сих пор не продлен, а информация об интересе «Спартака» кажется вполне реальной. Осенью Газинского или Каборе в случае необходимости в опорной зоне подменял Маурисио Перейра – его контракт тоже действует только до конца сезона-2018/19.

Скорее всего Ольссона купили на замену Каборе, но теперь функции центральных полузащитников будут перераспределены. Вряд ли Мусаев будет использовать шведа нижним хавбеком, поэтому ниже опустится Газинский. Это может сказаться на эффективности Юрия, но, возможно, теперь передачи верхом будут идти из более глубоких зон.

Индивидуально Ольссон точно соответствует уровню российского топ-клуба (это как минимум) – теперь Мусаеву предстоит найти ему оптимальную позицию и вписать в систему «Краснодара».

Сейчас самые большие опасения – именно по этому поводу.

Использованы данные Wyscout и Opta.

Фото: globallookpress.com/Cpressphoto/Xinhua, Andreas L Eriksson/ZUMAPRESS.com, Petter Arvidson/ZUMAPRESS.com; aftonbladet.se/STEFAN JERREVÅNG; instagram.com/krisolsson; REUTERS/Action Images/Adam Holt , Kuba Atys/Agencja Gazeta; Gettyimages.ru/Jamie McDonald

Автор Александр Дорский