Почему Петр Чех был идеален в Челси

Скучно!Интересно! (No Ratings Yet)
Loading...

Кажется, в выдающейся карьере Петра Чеха неправильно расставлены акценты. 14 октября 2006-го сделало из него вратаря со шлемом. Теперь он вратарь со шлемом, 202 сухими матчами в АПЛ, полной коллекцией титулов на клубном уровне и упоминанием в книге рекордов Гиннесса. История его камбэка оказалась слишком красивой, а истинная гениальность рискует остаться непонятой.

Это вполне устраивает парня, которого чаще любой другой звезды замечали в метро и обычных вагонах поездов. Напротив, он охотно принял миссию вдохновлять людей, которые оказываются в похожей ситуации. Когда тяжелейшую травму головы получил полузащитник «Халла» Райан Мэйсон, Чех приехал к нему в больницу.

«Чех прекрасно себя повел по отношению ко мне. Сразу же после инцидента он связался с моей женой Рэйчел и регулярно интересовался, как проходит восстановление, заверял ее, что все будет хорошо. Через 6 или 7 недель он пришел к нам. Все, о чем он рассказал, было мне очень близким. Наши травмы слегка отличались, но процесс восстановления похож. Услышать нужные слова от человека, который прошел через это, вернулся и сделал такую карьеру, было неописуемо полезным», – рассказывал Мэйсон.

Талант Чеха вдохновлять проявлялся не только в печальные моменты. Благодаря ему вратарская позиция стала явно самой конкурентной в сборной Чехии. На Евро-2004 дублерами Чеха были Яромир Блажек («Спарта») и Антонин Кински («Сатурн»). Сейчас у чехов в разы более слабое поколение, но три отличных вратаря из топовых лиг.

Томаш Коубек играет в бывшем клубе Чеха «Ренне», Томаш Вацлик рвется с «Севильей» в Лигу чемпионов, Иржи Павленка блистает в «Вердере» (никто в бундеслиге не сделал больше сэйвов с начала сезона-2017/18). Влияние Чеха даже шире его родной страны. Мартин Дубравка, лучший вратарь Словакии и главная причина, почему «Ньюкасл» остался в АПЛ в прошлом сезоне, вдохновлялся Петром: «Чех – мой герой. На шкафчике в раздевалке у меня всегда висел его постер, а теперь мы вместе играем в премьер-лиге».

Красивую историю Чеха делает значимее уникальность его игровых качеств. Это неправильно, хотя на самом деле его путь даже прекраснее, чем кажется: первую большую травму (перелом ноги) он получил в 10 лет, она его не сломала, но из-за затянувшегося процесса восстановления левый полузащитник стал вратарем.

Есть риск, что Чех-вдохновитель окажется значимее, чем Чех-супервратарь. Да-да, его легко заносят в списки лучших в истории АПЛ и тройку лучших вратарей поколения, здесь уже практически все клубы в Англии желали видеть его в своих рядах, в том числе и Ливерпуль, форму которого можно найти по ссылке, но его стиль (кстати, уникальный для топ-вратаря) не разбирают так же скрупулезно, как ту самую травму. Шлем остается первой ассоциацией на его имя.

Чертовски несправедливо. Давайте исправляться.

Вы все правильно прочитали: один из лучших вратарей в истории АПЛ недооценен. Или, как минимум, его гений до сих пор не раскрыт полностью. Все оды Чеху сводятся к перечислению рекордов, восхвалению стабильности, вопреки той самой травме, упоминанию в ряду с Икером Касильясом и Джиджи Буффоном. Это все правда, но тут чудовищно не хватает конкретики, а в случае Петра – это главное.

В одной штуке между ним и любым другим вратарем планеты долгое время была гигантская пропасть. Петр Чех – лучший по чтению навесов в современной истории. Английский аналитик Сэм Джексон разработал пока что самую детальную и авторитетную модель оценки вратарей. Он считает, что в плане контроля штрафной площади при подачах Чеху нет равных. Этот его навык, по мнению Джексона, «кажется смехотворно недооцененным».

Гениальность в этом аспекте давала Чеху множество преимуществ и делала его лучшим вратарем для «Челси» Жозе Моуринью. Во-первых, уверенность при навесах полезна, когда команда играет без высокой линии обороны. Во-вторых, Чех не только читал и фиксировал подачу, но и быстро вводил мяч в игру, что позволяло ему быть отличным контратакующим оружием. Вместе с элитным уровнем отражения ударов это делало Петра идеальным кипером.

В любой сезон, кроме тех, когда его заставляли играть со слишком высокой линией защиты, его уровень был между волшебным и просто прекрасным. Даже на дистанции трех последних сезонов в «Челси» процент его сэйвов был лучшим по АПЛ (78%) – и ведь это даже не самая сильная его сторона (как все-таки жаль, что данных по пиковому Чеху нет в открытом доступе).

«Чех будет спасать «Арсеналу» по 12-15 очков за сезон», – сказал Джон Терри, когда Петр менял клуб. Стиль «Арсенала» не подходил для раскрытия лучших качеств Чеха, но Терри можно понять – настолько значимым был Петр для «Челси». Вердикт Джона интуитивен (а не основан на моделях оценки вратарей), но похож на правду. Как показывает оценка через xG ударов в створ, «наотбивать» на 12-15 очков практически невозможно (особенно, если ты не Давид Де Хеа, играющий в одной команде с защитниками «МЮ»), но вместе с предотвращением ударов через чтение игры и ролью в начале быстрых атак Чех оправдывал лестные слова.

В сюжете для Sky Sports Чех объяснял, как играет при навесах. Разума в решениях намного больше, чем интуиции: выбирает позицию исходя из расположения и ноги навешивающего, постоянно оценивает ситуацию в штрафной вместо концентрации на мяче (последнего не хватает многим вратарям). Другой важный аспект – возможность общаться с защитниками на пяти языках. «Говорю с крайними защитниками на испанском, с Косьельни – на французском и только с Мертесакером – на английском, потому что ему, как мне, без разницы», – объяснял Чех.

Именно невероятная обучаемость помогла Чеху выжать максимум из своей карьеры. «Если 20 лет профессионально играешь в воротах, то не сможешь прогрессировать, просто отбивая удары с 15 метров на тренировках. Нужно найти способ сделать упражнения более трудными, чтобы заставить мозг полностью работать», – считает Петр.

Вместе с Кристофом Лоллишоном, тренером вратарей, с которым они сблизились в «Челси», Петр придумывал множество новых упражнений – игра одной рукой против пинг-понг робота, таблички с разными цветами в качестве отвлекающего фактора (в момент удара нужно выкрикнуть цвет – это развивает периферическое зрение).

Перфекционизм сотворил с Чехом чудеса. Всю карьеру люди игнорировали его главное качество, оценивали как просто шотстоппера – и все равно сходились, что он в тройке лучших киперов поколения. Его истинная значимость даже выше: из-за стиля ни Буффон, ни Касильяс не были бы так успешны в том «Челси». У Чеха был великий сезон-2004/05 с 13 пропущенными и 24 сухими матчами в 35 матчах АПЛ. Уникально даже на фоне Касильяса с Буффоном. Это не значит, что он был лучшим из трех (вероятно, долговечность решит спор в пользу Буффона), но Чех в «Челси» – идеальное сочетание уровня, соответствия стилю команды и готовности работать над собой. Такое комбо действительно было лишь у него.

Сейчас требования к вратарям вышли на новый уровень, за них наконец платят адекватные деньги, появилось много аналитических моделей, но главный скилл Чеха все еще недооценивают. Зря! Джексон считает игру при навесах одним из трех ключевых компонентов – вместе с отражением ударов и игрой в пас. По совокупности этих факторов даже поздний Чех всех уделывал в АПЛ – огромное преимущество в навесах и достойные показатели по двум другим компонентам.

Относительная слабость Петра – игра в пас. Именно по этой причине он пропустил Бернда Лено в основу «Арсенала». Но даже тут не все так просто. «Меня особенно бесит, когда люди говорят: «Чех не может разыгрывать мяч». Защитники отдают ему мяч под правую ногу – это выводит меня из себя, ведь он левоногий игрок. Они обязаны это учитывать. Даже сейчас Петр остается великолепным вратарем. Он делал по 4-6 важнейших сэйвов в каждом матче», – объяснял в декабре Дэвид Симэн.

Проблемы Чеха при розыгрыше мяча сильно преувеличены. В детстве его любимым вратарем был Эдвин ван дер Сар. Уже тогда Чех осознал, что вратарь как дополнительный полевой игрок – будущее. Из-за тяжелой травмы в важнейшем для формирования техники возрасте он не развился в этом аспекте на 100%. Но его проблемы связаны только с техникой и левоногостью – необходимое для стиля спокойствие и понимание игры у него всегда было, хотя порой превращалось в губительную самоуверенность.

Из-за проигранной Лено конкуренции история может запомнить его как уступившего вызовам нового времени. Но, как и ассоциация со шлемом, это не полная картина.

Автор Вадим Лукомский